Стихотворное завещание старика из гериатрического отделения дома престарелых в маленьком австралийском городке взорвало интернет

Опубликовано: 09.01.2014

Когда этот старик умер в гериатрической палате дома престарелых в
маленьком австралийском городке, все считали, что он ушел из жизни, не
оставив в ней никакого ценного следа.
Позже, когда медсестры разбирали
его скудные пожитки, они обнаружили это стихотворение.

Его смысл и содержание настолько впечатлили сотрудников, что копии
поэмы быстро разошлись по всем работникам больницы. Одна медсестра
взяла копию в Мельбурн. Единственное завещание старика с тех пор
появлялось в Рождественских журналах по всей стране а также в журналах
для психологов. Также на основе его простого, но красноречивого
стихотворения была сделана презентация. И этот старик, который нищим
ушел из жизни в Богом забытом городке в Австралии теперь взрывает
интернет глубиной своей души. (Привожу мой перевод на русский. В
английском оригинале стих звучит очень поэтично и поражает глубиной
мысли и красотой рифмы).

Вспомните об этом стихе в следующий раз, когда встретитесь со старым
человеком! И подумайте о том, что рано или поздно вы тоже будете
таким, как он или она! Самые лучшие и самые красивые вещи в этом мире
нельзя увидеть или потрогать. Они должны чувствоваться сердцем!

Оригинал поэмы на английском (Обязательно прочтите ее!):

Cranky Old Man

What do you see nurses? . . .. . .What do you see?

What are you thinking .. . when you’re looking at me?

A cranky old man, . . . . .not very wise,

Uncertain of habit .. . . . . . . .. with faraway eyes?

Who dribbles his food .. . … . . and makes no reply.

When you say in a loud voice . .’I do wish you’d try!’

Who seems not to notice . . .the things that you do.

And forever is losing . . . . . .. . . A sock or shoe?

Who, resisting or not . . . … lets you do as you will,

With bathing and feeding . . . .The long day to fill?

Is that what you’re thinking?. .Is that what you see?

Then open your eyes, nurse . you’re not looking at me.

I’ll tell you who I am . . . . .. As I sit here so still,

As I do at your bidding, .. . . . as I eat at your will.

I’m a small child of Ten . .with a father and mother,

Brothers and sisters .. . . .. . who love one another

A young boy of Sixteen . . . .. with wings on his feet

Dreaming that soon now . . .. . . a lover he’ll meet.

A groom soon at Twenty . . . ..my heart gives a leap.

Remembering, the vows .. .. .that I promised to keep.

At Twenty-Five, now . . . . .I have young of my own.

Who need me to guide . . . And a secure happy home.

A man of Thirty . .. . . . . My young now grown fast,

Bound to each other . . .. With ties that should last.

At Forty, my young sons .. .have grown and are gone,

But my woman is beside me . . to see I don’t mourn.

At Fifty, once more, .. …Babies play ’round my knee,

Again, we know children . . . . My loved one and me.

Dark days are upon me . . . . My wife is now dead.

I look at the future … . . . . I shudder with dread.

For my young are all rearing .. . . young of their own.

And I think of the years . . . And the love that I’ve known.

I’m now an old man . . . . . . .. and nature is cruel.

It’s jest to make old age . . . . . . . look like a fool.

The body, it crumbles .. .. . grace and vigour, depart.

There is now a stone . . . where I once had a heart.

But inside this old carcass . A young man still dwells,

And now and again . . . . . my battered heart swells

I remember the joys . . . . .. . I remember the pain.

And I’m loving and living . . . . . . . life over again.

I think of the years, all too few . . .. gone too fast.

And accept the stark fact . . . that nothing can last.

So open your eyes, people .. . . . .. . . open and see.

Not a cranky old man . Look closer . . . . see .. .. . .. …. . ME!!

Я перевела ее для вас:

Что ты, сестра, видишь сейчас пред собой?
Что думаешь ты, стоя рядом со мной:
Капризный и чудаковатый старик
С невидящим взором, он еле сидит…
Что зря переводит он днями еду…
Сердито кричишь ты <<Старайся!>> ему.
Что я не увижу, что делаешь ты,
Теряю все время ботинки, носки…
День мой заполняют купанье с едой,
Тебе все позволено делать со мной…
Что ты, сестра, видишь сейчас пред собой?
Ты видишь мой призрак, тень жизни былой…
Хоть я и покорно и тихо сижу,
Безропотно правила эти сношу,
Сплю, где мне укажут, ем, что принесут,
Но кто я такой — я тебе расскажу…
Мне десять всего лишь, я в лоне семьи,
Мать, братья и сестры, отец мне близки,
А вот мне шестнадцать — на крыльях парю,
Любовь моей жизни я встретить хочу.
Вот двадцать: и сердце колотит в груди,
Я помню все клятвы, что мною даны.
Я сильный и статный, жених молодой.
Надежно невесте любимой со мной.
Вот мне двадцать пять, есть малыш у меня,
Ему нужен дом, и любовь, и семья…
Вот мне уже тридцать, и дети растут,
А годы уходят, а годы бегут…
Мне сорок — и дети покинули дом,
Но рядом родная, тепло нам вдвоем…
Вот вновь ребятишки играют у ног —
Любимые внуки, родимая кровь…
Вот ночь опустилась, накрыла меня:
Нет рядом любимой — жена умерла.
Я с дрожью и страхом взираю вперед,
И все вспоминаю былую любовь…
И вот я состарен… Жестока судьба:
Нас  глупыми в старости явит она.
Ушла моя сила, утрачена  стать,
Назначено телу дряхлеть, угасать…
Где страстное сердце стучало в груди —
Там камень тяжелый… Но внутрь загляни:
В моем дряблом теле я сам — молодой,
Я помню всю радость, я помню всю боль!
Пульсирует сердце, тепла моя кровь.
Хранит это сердце мечту и любовь.
Как быстро умчались часы и года!
Все смертны — и это упрямый, но факт.
Откройте глаза и увидьте, смотря:
Не старец  капризный, ведь это же…. Я!

Перевела Лиана Л. Алавердова

Комментарии