Общероссийская общественная организация инвалидов
вследствие психических расстройств и их семей
«Новые возможности»

IV межрегиональное совещание
Избранные материалы

Родственники пациентов – недооцененный ресурс лечения (о стационаре на дому в Ингушетии)

М.А. Алисханов
Назрань

Условия содержания больных в ПБ, содержащихся на средства государства (недаром в России их называли «желтыми домами», по цвету единообразно окрашенных казенных заведений) было столь неудовлетворительными, что состоятельные родственники предпочитали содержать больных в домашних условиях. Н.В. Гоголя пользовал на дому консилиум врачей не менее активными методами лечения (кровопускания, ванны), чем полагались в больничных условиях, но неверными и крайне неудачно. Показательна история болезни К.Н. Батюшкова, друга А.С. Пушкина. Лечащий врач поэта, ставший его домочадцем, отмечал благоприятное воздействие домашней обстановки и хорошо знакомых больному благожелательных лиц, уроков ваяния и музицирование в не меньшей степени, чем регулярное лечение «быстрорастворимыми экстрактами и легкими солями». Прибольничный семейный патронаж рассматривается прообразом современных стационаров на дому (СнД) или учреждений «на полпути» между лечебницей и домом. Патронаж служил противовесом переполнения ПБ «безобидными хрониками». К началу ХХ века в России функционировали свыше двадцати патронажей, где находились 15% бывших стационарных больных и работали два десятка врачей. Посемейное призрение в деревнях и в больших городах выгодно отличалось от больничного содержания меньшим стеснением душевнобольного, индивидуализированным психологическим подходом к нему, стимулирующим влиянием обычных жизненных условий, легкостью развертывания без капитальных вложений. времени. СнД как таковой предложен московскими психиатрами в 30 гг. прошлого века, и его развертывание рассматривалось как обязательная часть диспансерной работы. Положительной стороной СнД полагалось благоприятное домашнее окружение. Предусматривалось не только динамическое (до нескольких раз в день) наблюдение врача и медсестры, но и социальная помощь в питании и уходе за больным, материальная поддержка из фонда патронажа ПНД. В 60-е гг. прошлого века СнД в структуре ПНД и диспансерных отделений ПБ получили распространение в Рязани (продолжение традиции патронажа Н.Н. Баженова), Москве, Омске, Ставрополе. СнД стали альтернативой стационированию, особенно там, где нет дневных стационаров: в сельской местности и небольших городах. Помощь на дому может оказываться на базе медицинских или социальных учреждений, включать обеспечиваемую родственниками, друзьями или соседями больного поддержку. При лечении на дому используются врачебная помощь, обслуживание медсестрами и социальными работниками (ведение домашнего хозяйства, уход за детьми), а также добровольцами, например, студентами-медиками или добровольцами из организаций самопомощи. СнД развернуты на базе Томской областной ПБ, Новокузнецкой клинической ПБ, при Омском ПНД, в Алтайском крае. Работа в СнД включает медикаментозные, психообразовательные, ранние реабилитационные вмешательства в состояниях обострения или рецидива. Работники Ингушского ПНД (автор – его главный врач. Прим. Ред.) не только оказывают медикаментозную помощь при лечении в СнД, но обучают и консультируют опекающих родственников для эффективного и безопасного ухода за больным. Родственники – основной и часто недооцениваемый ресурс лечения. Сердцем чувствуя потребности пациента, нередко отличные от таковых с точки зрения специалистов, они творчески находят решения возникающих проблем. Нужно использовать семьи как дополнение к профессиональной помощи, действенную силу поддержки достигнутых результатов лечения. Упор на непременную помощь обученных и информированных близких больного, добрых соседей и друзей, отличает работу СнД. Фактически членами персонала СнД становятся и «авторитетные добровольные помощники»: старейшины и муллы, все более терпимо относящиеся к факту психиатрического лечения. Работа СнД позволила нам сократить потребность в больничном лечении на 60%.