Общероссийская общественная организация инвалидов
вследствие психических расстройств и их семей
«Новые возможности»

V межрегиональное совещание

Право на обычную жизнь
Нелли Левина, Москва

Опубликовано в газете «Московские новости», 17 ноября 2006г..

Зачастую дорогостоящая больничная койка (90% скромного психиатрического бюджета уходит на ее содержание) выполняет несвойственные ей патронажно-приютные функции (как 200 лет назад), а четверть психиатрического коечного фонда страны (по данным профессора Московского НИИ психиатрии И.Я. Гуровича) блокированы хроническими больными. Налогоплательщики оплачивают больничную изоляцию безобидных пациентов вместо необходимой им поддержки и восстановительной помощи.

Альтернативой больницы в таких случаях до последнего времени служил лишь психоневрологический интернат, очередь в который растягивается на долгие месяцы (годы). Это учреждение – нередко последнее прибежище лиц трудоспособного возраста. Годы вынужденного безделья в закрытых перенаселенных помещениях казенного образца ускоряют разрушительный эффект болезни. Однако современная лекарственная терапия в комплексе с психосоциальными и реабилитационными воздействиями могут привести к возвращению значительной части тяжелых больных в мир людей.

Реабилитационные отделения  (например, в загородной Московской психиатрической больнице № 10) готовят хронически больного к самостоятельной жизни. В “учебных классах” с кухонными плитами и стиральными машинами пациентов учат самообслуживанию, расходовать с умом деньги (важное для всех умение), решать типовые бытовые проблемы, продуктивно общаться и (непременно!) полезно отдыхать. Досуги выздоравливающие проводят в театральной студии или художественной мастерской. Тренажерный зал в образцовых больницах стал непременным атрибутом многосторонней помощи. Занимается с подопечными бригада специалистов, включая социальных работников с высшим образованием. С пациентами и его близкими проводят образовательные занятия, указывающие пути выздоровления (не означающего непременно отсутствие всех симптомов болезни, но восстановление социальных и трудовых навыков) через соучастие в лечении в атмосфере информированного оптимизма.

Одним из мифов психиатрии является утверждение, что психическое расстройство делает человека во всем и навсегда “иным”. Даже тяжелые больные сохраняют основные жизненные ценности и стремятся к ним. Среди последних – достойный труд и жизнь с близким человеком. Маршрут бывших больничных пациентов разный. Его можно проследить в разных регионах нашей страны, где психиатрические службы провели большую работу, направленную на реабилитацию своих подопечных. Часть из них становятся опорой престарелых родителей, а не источником их слез и бессонницы (“что будет после нас?”), служба трудоустройства еще в больнице подыскивает “клиенту” работу по силам и желанию, и это (доказано!) смягчает, казалось, необратимые проявления хронической болезни, повышает достаток семьи и качество ее жизни. Одиноких опекает социальный центр по месту жительства. Не имеющих крова принимает общежитие, где в приближенных к домашним условиях продолжается курс ресоциализирующего лечения, налажена работа на обычном производстве. Больной становится тружеником с определенными проблемами здоровья, а не обузой семьи и государства. Дальнейшим этапом возвращения в общество для бездомного может стать общая (с товарищами) съемная квартира под патронажем психиатрических и социальных служб. Нуждающимся в постоянном наблюдении подходит пансионат с постоянным персоналом, непременно в жилой застройке. Сюда могут быть направлены тяжелые больные, опекаемые из последних сил престарелыми родителями или после их кончины… Тесное соседство с здоровыми соседями выполняет и дестигматизирующую психическую болезнь роль. Оказывается, типичный больной – безобидный законопослушный человек.

Приказ МЗ РФ (1994) предусматривает развитие общежития для психически  больных, утративших социальные связи с реабилитационными программами для хронически больных, но реализован он лишь в 6 регионах страны силами местных психиатрических служб. Новые формы психиатрической помощи, обращенные к реальным нуждам пациентов, гуманны и экономически эффективны. Более половины жильцов приступают к посильному труду, обзаводятся семьями, вернувшись к обычной жизни, что и служит главной целью психиатрической деятельности. Плохо другое: вместимость “жилья под защитой” в России ограничена пока 300 местами.

Требования родственников больных, объединенных в общероссийскую организацию самопомощи «Новые возможности», развивать жилищные программы, альтернативные больничному содержанию, стали частью совместной борьбы за соблюдение прав их подопечных. Члены организации полагают, что поддержка в бытоустройстве больных - необходимая, но труднодостижимая форма психиатрической и социальной помощи. Как первую ласточку восприняли они долгожданную весть о планах открытия загородного восстановительного центра при столичной клинической психиатрической больнице им. Алексеева, но для решения застарелой проблемы хронических больных необходима сеть жилищных программ, хороших и разных. Например, в Хельсинки открыты более десятка общежитий (домов-коммун) для больных, требующих разного уровня попечения. То же имеет место и в других странах.

Альтернативой заброшенности, или длительному пребыванию в больнице, служат  «жилье под защитой» с различными уровнями лечения, поддержки и восстановления, обеспечивающее наполненную и безопасную жизнь бездомным больным или одиноким больным с риском бездомности.

Содержание